dralexmd (dralexmd) wrote,
dralexmd
dralexmd

Categories:

Убить дракона -3 [part2]: "Гуру, юноша и старец Паисий" - Ашрам в осаде

или
Оккультные войны -3

"...многие из этих героев, уничтожили наших врагов. Победили их, в чистом бою.
Наши враги их боятся. Но больше всего, они боятся, чтоб об этом не узнали другие люди.
Чтобы после этих побед, не возмужали и другие, и не захотели последовать их примеру.
Чтобы не началось какого-то массового движения человечества в этом направлении.
<...>Таким победителем над врагами был и старец Паисий, с которым я еще не был знаком".
Dyonysios Farasiotis "ГУРУ, ЮНОША И СТАРЕЦ ПАИСИЙ".

[продолжение]:

ДУХОВНЫЙ ШЛЕМ
Опять говорил Иисус к народу и сказал им: Я свет миру; кто последует за Мною, тот не
будет ходить во тьме...
(Иоанн 8, 12).
Опыт этой психической войны - умной войны, у меня был не раз, но не настолько
интенсивным.
Второй раз мне пришлось пережить страшную войну, идентичную с той, что была в
случае с Вратарницей, тогда, когда я решил сделать окончательный выбор между йогой и
православием. Я решил прилагать систематические усилия для того чтобы изучить в
сравнении как православные, так и йогические утвержденные тексты и точки зрения.
Я
набрал много книг и журналов с обеих сторон, купил себе толстую тетрадь и начал
методическую транскрипцию и сравнение этих двух точек зрения. Я владел уже
определенным опытом, который накопил с обеих сторон.
Существует ли Бог? Кто есть Истинный Бог? Какая религия является настоящей? Все ли
религии, все "пути" ведут к Тому же Истинному Богу, или существует только одна
религия, один путь, который ведет к истине, к Богу?
Это были вопросы, на которые я пытался ответить благодаря такому подходу. На
протяжении всей человеческой жизни, не существует более серьезных вопросов, чем эти.
Качество жизни человека, зависит от практического ответа на эти вопросы. Его позиция,
его точка зрения на эти вопросы, глубоко повлияют на его личность и на события в его
жизни. Достаточно заметить, насколько отличается жизнь православного от жизни
атеиста, мусульманина или индуиста. Насколько по-разному они относятся к людям, к
жизни, к окружающему миру.
Я не слишком успел продвинуться в этом деле, как снова получил психическую атаку.
Тысячи диких, подавляющих, стремительных мыслей, заполнили мой ум, точно так же,
как в тот день, когда я шел поклониться Вратарнице. Итак, небольшой опыт у меня был,
так что я решил "бороться", пытаясь своими силами преодолеть это искушение.
Однако, очень быстро, я убедился в своей духовной немощи. Я совсем изнемог, не в
состоянии оказать ни малейшего сопротивления. Я отказался от каких-либо усилий.
Вспомнил про отца Савву, старца Паисия, икону Богоматери Вратарница. Подвижник, у
которого я жил, видимо не посчитал нужным, либо просто не смог мне помочь.
После трех дней терпения, усталый, физически и душевно истощенный, я пошатываясь
дошел к келлии старца Паисия. Солнце уже зашло, и было почти темно. Старец был один
во дворе, готовясь к ночному бдению.
Сразу же, как только меня увидел, он улыбнулся.
- Ну, как продвигается борьба? спросил он улыбаясь.
Я обрадовался, увидев его, и немного возмужал.
- Ах, отче, не могу больше этого выдержать! ответил я, и из последних сил, которые
оставались у меня от этой борьбы, мне удалось улыбнуться.
 - 90 -
Он подошел улыбаясь.
- Давай приведем вещи в порядок, сказал он и слегка ударил меня по голове.
Зло, словно в тот же момент было отрезано ножом! Все плохие мысли мгновенно исчезли!
Но и это еще не все. Мой ум, не сразу же вернулся в свое обычное состояние, он
находился где-то далеко, где-то глубоко.
Я переживал огромную, спокойную, глубокую, полную мира радость. Иной Дух
соединился с моим умом и, с невыразимой добротой, разделял со мной то, что Он имел от
Своей природы.
Я боюсь произнести Его имя! Мне стыдно, мое сердце сжимается, когда я говорю об этом.
Это была Божья благодать? Это был Утешитель? Поэтому Христос назвал Его
"Утешителем"? Действительно, как сильно Он меня утешил!
Я с большой радостью
согласился бы еще раз пройти через то ужасное состояние, даже через худшее, если бы
знал, что в конце я встречусь с Ним!
Мне было неловко говорить об этом явно. Я просто спросил:
- Отче, что со мной произошло раньше?
- Ну, это тебя искушал дьяволенок! Не бойся, это война! Когда тебе тяжело, позволь и мне
пустить пулю, помочь тебе. Твори молитву. Сядь, я принесу тебе "духовный шлем",
сказал он улыбаясь.
Он поднялся, зашел в дом, и принес мне коричневую шапку.
- Её здесь забыл кто-то, кто уже покинул Святую Гору.
Он три раза благословил шапку крестным знамением и, улыбаясь, одел мне её на голову:
- Дай-ка, я посмотрю... Теперь, ты стал красивым солдатом! Теперь, к тебе не будут
приближаться мысли. Они будут ударяться о шлем, и отскакивать. Во время войны, все
офицеры кричали на нас, чтобы мы носили шлем. Только смотри, не потеряй его!
Он по-отечески поцеловал меня в лоб. Он чрезвычайно меня любил, а моя радость, не
знала границ. Мой духовный отец был таким сильным и духовно богатым! Враг, был
перед ним ничем. Без малейшего усилия, простым подзатыльником, он заставил его
бежать! Какие теперь были у меня основания бояться? Если бы ситуация снова
ухудшилась, я пришел бы к отцу Паисию, и война, сразу же прекратилась бы. В моей
душе родились глубокое доверие и поразительное бесстрашное состояние.
Стемнело. Исполненный любви, я ушел. У задней калитки, старец, улыбаясь, сказал мне:
- Я всегда буду внимательным; всякий раз, когда они тебя будут мучить, я буду пускать по
одной пуле.
На самом деле, он носил всю тяжесть моей духовной войны, так как я был лентяем и
трусом.
 - 91 -
Пока я носил духовный шлем, подаренный мне старцем, не было ни единой атаки со
стороны мыслей. Мой ум, обрел мир и покой. Однако, несмотря на то, что я был
предупрежден, в конечном счете, я потерял шапку. Другую шапку старец мне не подарил,
хотя я просил его об этом. Теперь, он помогал мне иным способом.
Я еще много раз посещал старца. Он наделил меня и другими подобными
подзатыльниками, которыми исполнил меня божественной благодати. Я ждал их, желал
их каждый раз с нетерпением. Таким образом, он часто раздавал духовные дары, часто
даже при людях, которые наполняли его двор. Кто и сколькие из них понимали, что
скрывалось за этими легкими ударами? Думаю многие. Некоторые получали больше,
некоторые, меньше благодати.
Я так и не смог ответить сам, на вопросы о Боге, о мире, о человеке. На опыте я понял, что
истину нелегко завоевать. Если Бог не помогает человеку духовно, тогда последнему,
невозможно к ней приблизиться. Ради этого и Христос сошел на землю, чтобы помочь
людям различать важные вещи от неважных, истину ото лжи. Я свет пришел в мир, чтобы
всякий верующий в Меня не оставался во тьме (Ин. 12, 46).
Это правда что Христос любит и помогает человеку; не только Своим учением, которое
Он сохранил в Церкви которую основал, но и лично, каждому из нас отдельно, каждый
раз, когда мы просим Его помощи в молитве.
Но у нас есть очень умный враг, который тайно воюет с нами, не раскрываясь, и таким
образом, мы не осознаем его существования, чтобы можно было принять меры
предосторожности. Он пытается создать путаницу в умах людей, пытается отвлечь их
ошибочными мнениями о жизни, мире, Боге. Прилагает все усилия, чтобы мы никогда не
осознали реальных возможностей нашей человеческой природы, а именно, доступ к
вечной жизни и обожение по благодати Христовой.
В Своем учении, Христос, часто обращал наше внимание на этого врага. Он назвал его
дьяволом, потому что тот, искажает вещи, сатаной, потому что противится истине,
человекоубийцей, потому что радовался гибели человека: Он был человекоубийца от
начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит
свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин 8, 44).
Итак, этот человекоубийца, отец лжи, борется с нами в тайне - когда мы не знаем о его
существовании - и явно - когда мы о нем узнаем.
Его сила состоит в нашей лени и
невнимательности. Он не имеет над нами реальной власти, а просто пытается
использовать наши немощи. Христос разбил всю его силу, Своей жертвой на кресте и
Своим воскресением. Дьявол был побежден раз и навсегда, несмотря на все его
постоянные усилия творить зло. Но тогда, я не знал этих великих истин.


Ашрам в осаде: ФИНАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ (последний штурм)
...Однажды утром, работая в саду, в компании немки Пракас, я сказал ей:
- Я решил уехать на Святую Гору, и остаться там вместе с подвижником, о котором я тебе
рассказывал.
- Да, в ашраме тяжело остаться... это для развитых душ, ответила она явно растерянно.
 - 152 -
Из доброты, она хотела, чтобы я остался в ашраме, который она считала очень
подходящим местом для "духовного прогресса". К гуру, она питала любовь и восхищение.
Однако остальные йоги - и особенно Ниранджан - не рассматривали этот вопрос с такой
же добротой и искренностью как Пракас. Их беспокоили мои сомнения. Они, любой
ценой хотели покорить меня, и заставить остаться в ашраме "живим или мертвым".
Когда Пракасам передала им мое решение их покинуть, и вернуться на Святую Гору, они
отреагировали быстро и энергично.
В обед, когда в комнате я находился один, я был подвергнут ужасному, отвратительному,
бесчеловечному опыту, по крайней мере, эквивалентному душевному убийству. Я сидел
на стуле, пытаясь собраться с мыслями, как вдруг, я пережил нечто ужасное. Первым
образом, с которым я ассоциировал то, что со мной происходило, был, так часто
встречающейся в фильмах, образ гигантских зданий, которые, под воздействием сильной
бомбардировки, в течение нескольких долей секунды, превращаются в груду маленьких
кусочков. Если кто-нибудь, после этого, отмотает пленку назад, то увидит, как эта груда
кусочков воссоединяется, и снова формирует те же здания. Таким же образом, я ощутил
как моя душа, мгновенно распалась. Все её "колонны" и "балки", разрушились и упали. Я
переживал невообразимую боль и разрушительный страх. У меня не оставалось сил, даже
для самого незначительного действия. Если, всего несколько мгновений назад, я
спроектировал план своего возвращения в Грецию, то сейчас, подобного рода действие,
мне казалось абсолютно неосуществимым, мне было страшно не только возвращаться в
Грецию, но и даже выйти из комнаты!
Я, который бродил по всей Индии, теперь боялся даже открыть дверь! Даже сама мысль
покинуть ашрам, меня сильно ужасала. Мной овладела всеобъемлющая беспомощность. Я
боялся абсолютно всего, что находилось вокруг меня... Я был похож на парализованного
страхом щенка, который с признательностью готов слушать своих хозяев. Я чувствовал
себя израненным, разрушенным, распыленным.
"Отче, помоги...", прошептал я вдруг.
В тот самый момент, с поразительной быстротой,
моя душа полностью восстановилась. В меня вошла другая сила, и сделала меня сильнее,
чем я был раньше. Я находился в прекрасном состоянии и был духовно укрепленным.
Потом, в своем уме, я услышал голос отца Паисия:
"Нужно бороться, дитя мое".
словно перед неким открытием свыше! Какие силы на меня воздействуют? Остаток дня я
провел в комнате, сжавшись от страха.
Тогда я дал обет: "Матерь Божия, помоги мне выбраться отсюда, и я подарю тебе весь
свой разум. Он твой, он принадлежит тебе". Я начал петь "Взбранной Воеводе...".
Из комнаты я вышел только на следующее утро. Как обычно, людей было мало. Я начал
работать в саду вместе с Пракасам.
- Что ты здесь делаешь? услышал я, как кто-то спросил меня строго.
Это был йог, отвечающий за типографию.
- Ты что, еще не слышал, что сегодня мы все должны оставаться в помещениях?
- Нет, ответил я, я только что вышел.
 - 153 -
Он был рассержен. Он потянул Пракасам в сторону, и о чем-то говорил с ней с глазу на
глаз. В конце их короткого разговора, она объяснила мне, что я должен идти работать в
здание типографии, где у нас будет "духовная защита". Можно было подумать, что мы
находились в самом разгаре духовной войны
. Это был приказ гуру. Он нервничал. Что-то
встревожило, и в самом деле, все оставались внутри зданий; там они были "защищены"!
Такое положение дел, продолжалось не менее трех дней.
"Молитва старца, разрушила все их планы, точно так же, как случилось с посвящением
на семинарах Mind Control", подумал я про себя.
Через несколько дней, я собрал свои вещи. Я должен был уехать вместе с англичанином
Тони. Я хотел попрощаться лидером ашрама. По крайней мере, он принял меня за
довольно низкую цену, почти бесплатно, по сравнению с тем, сколько платили остальные.
Однако возникли некоторые осложнения с подготовкой, и поэтому, наша прощальная
встреча была поспешной и симпровизированной. Он находился в помещении, стоя перед
открытым окном, а я на улице.
- Всего хорошего, Ниранджан, я уезжаю!
Он посмотрел на меня, сжимая веки до тех пор, пока его глаза не стали узкими как линия.
Он смотрел на меня с ненавистью!
- Что мне делать дальше? спросил я.
- Свяжись с Шивамурти.
Я почувствовал себя неловко. Я был потрясен его взглядом исполненного ненависти. Я не
мог понять, почему он так посмотрел на меня. Через несколько дней, я выслал ему из
Нью-Дели письмо, в котором говорил ему о том, как я желал, чтобы мы распрощались по-
дружески.
Спустя много лет (между тем Сатьянанда умер, а лидером движения стал Ниранджан, чье
имя теперь было Ниранджананда), в мои руки, случайно попало периодическое издание
этого движения ("Информации о Йоге Пиании", нм. 1/1999). На второй странице
периодика, была маленькая статейка, под которой гуру подписался всем своим почетным
званием: "Парамахамса Ниранджананда". Я с удивлением, а также с удовлетворением,
смог прочитать в ней его следующее признание - которое объясняло и то, что со мной
произошло, пусть даже спустя столько лет:
"Гуру позволяет санньясину (начинающему йогу) жить в ашраме рядом с собой. Он
оставляет ученику собственную личность, чтобы тот преодолевал при её помощи
различные ситуации. Между тем, однако, гуру тщательно и с осторожностью
подготавливает его полное падение.
Посредством простого действия гуру, эго санньясина
исчезает молниеносно".
То есть... именно то, что произошло со мной. Душевный коллапс, боль, полная
беспомощность.
Здесь находится ясное свидетельство того, что за всеми этими событиями находится сам
гуру, а не какая-нибудь предполагаемая, безличная и безответственная "энергия" места,
как годами раньше, меня пытался убедить в этом все тот же Ниранджан. Однако и теперь,
 - 154 -
он продолжал скрывать невыносимую душевную боль и страшные мучения, которые
приносит с собой это "тотальное падение". И не только это, также, он продолжал скрывать
и тот факт, что душевно уничтоженный ученик, становится полностью зависимым и
покорным рабом гуру. Его более подходящее имя на тот момент не "санньясин", а раб, так
как оно со строгой точностью указывает тип его отношений с гуру и с окружающими
.
Однако, Ниранджан, не останавливается на этом, но идет гораздо дальше. Душевное
убийство,
к которому прибегает, он представляет как духовную благотворительность.
спас тебя, -
 говорит он, от препятствия твоего собственного сознания, - я открыл тебе
духовный путь"!
Это и является замечательным "величием" всех гуру!



Демон в ЛАВРОВОМ КУСТЕ

Я не знаю, как это было возможно, но, несмотря на то что я претерпел многие душевные
страдания со стороны индийских магов, йогов
, странным образом, я еще не был в
состоянии осознать этого положения дел. Не смотря на то, что я подвергался смертельным
опасностям, я не мог осознать трагическое состояние, в котором находился. Я совершенно
игнорировал последствия того, что эти люди оскорбительно, грубо и без предубеждений
набросились на мою духовную, психическую и соматическую ипостась
. Может это
временное ослепление, также было эффектом Божьей благодати, которая покрыла меня
молитвами старца, мешая мне осознать размеры своего падения, именно для того, чтобы я
не пал жертвой самого страшного отчаяния? А может, это было результатом моего
душевного и интеллектуального невежества? Не знаю. В чем я действительно уверен, так
это в том, что обо всем этом я начал серьезно задумываться только по возвращению на
Святую Гору, и особенно после следующего случая.
Я находился со старцем Паисием, вскоре после того как он изгнал из меня демона [прим.: которого получил в инд.ашраме].
Мы были одни, и я уже собирался уходить. Я вышел за двор, в то время как старец собирался
закрыть калитку. Мы говорили о йогах, и в какой-то момент, я сказал ему:
- Отче, они хорошие люди!
Именно в тот момент, справа от меня, лавровый куст, высотой около двух метров, вдруг
начал вдруг шататься и дергаться так сильно, что был готов вырваться с корнями. Он
трясся с неописуемой дикостью, словно кто-то напустился на него со всей ненавистью,
беспощадно пытаясь вырвать его из земли. Всего лишь на расстоянии одного метра от
меня, он двигался сам, без того чтобы до него дотрагивалась какая-нибудь видимая рука,
без какого-нибудь дуновения хотя бы слабого ветерка! Окружающие деревья, листья,
растения, травы, были абсолютно неподвижны.
Я ужасно испугался.
- Отче, что это? закричал я в испуге.
- Это твой друг, ответил мне спокойно старец.
От стыда я склонил голову.
Теперь я более ясно понимал, какую "доброту" имели йоги, и скольких демонов они
направили на меня.
Также, я еще раз осознавал, скольким духовным битвам я подверг
старца на протяжении времени. Он каждый раз должен был противостоять дьяволу вместо
меня. Он всегда брал на себя всю мою духовную борьбу. Он всегда находился в первой
линии духовной войны, в то время как я лежал в больнице, за фронтом. И сколько еще раз
после этого не происходило то же самое? ...
В какой-то момент я сказал ему:
- Отче, вы так много для меня сделали, что я могу сделать для вас?
- О чем ты говоришь, благословенный?! Знаешь, сколько хорошего ты для меня сделал?
Знаешь, сколько нитей четок ты мне принес?
 - 190 -
Он хотел сказать, что из-за этого он был вынужден - из-за своей огромной любви -
дополнительно делать бесчисленное количество молитв, используя для этого четки,
каждый раз, когда я находился в опасности. На самом деле, таким образом, он еще более
обременял свои обязанности молитвы и аскезы, которые и так были чрезвычайно
тяжелыми. А это бремя, которое добавлялось к его огромным ежедневным трудам, он со
всей искренностью считал... пользой.
"Монах есть всегдашнее понуждение естества", говорит Святой Иоанн Лествичник.
Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его, говорит
Христос (Мф. 11, 12). И в самом деле, старец несказанно понуждал свою природу, однако
делал это со всей радостью, так как делал это ради Христа, Которого бесконечно любил.
Он всегда преодолевал проблемы духовным образом, стремясь к вечности, к царству
Божиему, которого постоянно жаждал.
Dyonysios Farasiotis "ГУРУ, ЮНОША И СТАРЕЦ ПАИСИЙ".
**.             

(part1)(part2)

--------------------------------------
(с) Александр Дрэничеру
(поминайте меня в своих молитвах) 

Равноапостольной Нины,
просветительницы Грузии (Иверии) (335);

27 янв. 2017г
"Записки мирянина"
dralexmd.livejournal.com




Рубрика:
Читальня
Чудо-юдо
Practik

Заметки по теме:
Убить дракона. Привет сатанистам
Убить дракона -2. О статуях: на краю света и тьмы. Рак, как исцеление души от мрака;
Эстет-ведьмы. Этот оккультный, оккультный мир. Современные магические войны;
Меч архангела Михаила. Три головы. Оккультные войны-2. Молитва задержания. Ходос и Пульса де Нура;
[чудеса]: "Отче наш" - сила молитвы. Война с нечистью: рассказы из жизни;
Чудеса: Страсти по Св.Киприану и Устинье. (О том, как меня переклинило на мосту)

доп.теги:
молитва, восточные ереси, Паисий Святогорец,



["Записки мирянина" в черном списке [подробности], если страница не открывается, воспользуйтесь сервисами: http://ru.downforeveryone.com/ и http://bloka-net.appspot.com/, или другими аналогичными]

Tags: dralex, practik, Афон, Паисий Святогорец, Православие, беснование, бесы, буддизм, восточные ереси, духи, духовная борьба, духовная война, духовное бдение, каббала, молитва, сатанисты, христианство, читальня, чудо-юдо, экзорцизм, экзотерика
Subscribe
promo dralexmd august 15, 2014 18:39 46
Buy for 20 tokens
..."чтобы прельстить, если возможно, и избранных" (Матф.24:24) "Президент России Владимир Путин в режиме телемоста в субботу дал старт разведочному бурению на платформе West Alpha на самой северной скважине России - Университетская-1 в Карском море. В церемонии запуска приняли…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments